РУБЛЁВЫЙ ОЛИГАРХ

рассказ Н.Осиповой, журнал «Юность» № 4, 2018г.

РУБЛЁВЫЙ ОЛИГАРХ

Наш подъезд, наверное, уже лет пятнадцать, а, может и больше, убирает одна и та же уборщица. Зовут её Тося.  Миловидная, добросовестная, приветливая – так и хочется остановиться и о чём-нибудь  порасспросить. Впрочем, жильцы про нее и так давно уже всё знают. Сын у Тоси глухонемой и жена у него глухонемая, и даже мальчишечке, что у них родился, Господь слуха не дал. Живут молодые трудно: в основном  на пособии сидят. Тося по этому поводу очень переживает. А тут ещё недавно родственницу её   паралич разбил. С больной  старухой Тосе и вовсе роздыха не стало.
Захожу как-то перед Новым годом в подъезд,  и вижу: трёт  шваброй  Тося  кафельный пол, а сама грустная такая.
- Привет, – говорю. –  Тосенька. Как  дела?
- Да, как сажа бела,-  отвечает уборщица.
- Случилось что? –
Тося слегка замедляется.
- Случилось – не случилось,  кого это волнует.
- А ну-ка,  выкладывай!- шутливо приказываю ей.
Тося  поначалу  скромничает:
- Да, чего говорить -то. Так…ничего особенного.
Но, видимо, почувствовав во мне  терпеливую слушательницу, продолжает:
- А что? Заметно по мне? Знаю. Заметно. Ещё бы! Все нервы  из-за них измотала. В гроб меня когда-нибудь  загонят.  Ох, загонят.
Примерно догадываясь о ком речь, делаю удивлённые глаза:
- Кто?
- Сынок с невесткой. Кто же ещё? Под самый Новый год такое отчебучили…
От нахлынувших чувств Тося отставляет в сторону швабру и замолкает. Стоим мы с ней посреди подъезда, а мимо нас то и дело снуют по своим делам жильцы пятиэтажки.
- С наступающим! – говорят нам.
- С наступающим! – отвечаем им, а сами перемещаемся в угол  под лестницей, где спокойнее.
- Так, что же они такое отчебучили? – воскрешаю  прерванный разговор.
Тося, как все прирождённые рассказчики, начинает «от царя Гороха», с бесконечными отступлениями и деталями. Далеко не сразу удаётся мне уловить основную суть, которая по началу кажется  довольно простой.
Накануне новогодних праздников сынок её Паша с женой Викой отправились в Макдоналдс. Нужно же хоть иногда чем-то себя радовать. И сыночка полуторагодовалого с собой прихватили.
Макдональдс в тот предновогодний день, казалось, вот-вот лопнет от посетителей. Люди с подносами, полными еды, толкались между столиками и были почти готовы садиться прямо на голову  счастливчикам, успевшим  занять « место под солнцем».
Молодые купили бикмаков, картошечки фри с сырным соусом, мороженого с карамельной  добавкой – всё, как положено. Дождались места и сели.
С бикмаками расправились быстро, потому что проголодались. С картошечкой фри  уже  не торопились: наслаждались, обмакивая  в соус каждый кусочек. Наконец,  дошли до мороженого.
И тут к их столику неожиданно протиснулся пожилой мужчина. Осторожно, боясь обжечься, он держал в руках бумажный стаканчик  с кофе.
- Можно  к  Вам?- заметив освободившийся  стул, спросил он.
Павел гостеприимно кивнул. Простые слова он умел читать по губам. Мужчина даже  не догадался, что перед ним глухонемые.
Усевшись напротив, незнакомец достал «Айфон» и принялся что-то в нём прочитывать, не забывая при этом отпивать маленькими глоточками свой  напиток.
Глухонемые  с интересом наблюдали за соседом. Вот он улыбнулся, рассматривая какие-то фотки. Вот потыкал по экрану пальцем и что-то написал. Вот удивлённо поднял брови и опять потыкал. Вот зачем-то достал из  куртки толстый бумажник, приоткрыл его и вытащил пачку банковских карточек.  Внимательно все перебрал,  нахмурился и торопливо запихнул обратно.
И  вдруг, ни с того ни с сего, как вскочит со стула! Да так резко, что чуть не выбил поднос из рук мимо проходившей дамы. Пробормотав извинения, адресованные даме и, не забыв улыбнуться на прощанье  соседям по столу,  мужчина  стал спешно пробираться к выходу, так  не успев  допить  свой кофе.
Молодые как раз доедали мороженое. Они тоже засобирались уходить. От прошедшего пиршества на столе теперь оставалась лишь  куча смятых упаковок.
Паша,  взяв сына на руки, отправился ждать Вику у входа. Но вот незадача: Вика почему-то не шла. Малыш на отцовских руках закапризничал и Павел, потеряв терпение,  бросился  обратно в зал.
- Заснула, что ли? – сходу выдал он жене  порцию  возмущения.
Вика не реагировала. Она всё так же сидела за столом и не сводила глаз с толстого бумажника, что  лежал у стаканчика   недопитого кофе. Павел оторопел.  Неужто сосед забыл?  Ну, дела…
- Взять? Не  взять? Как  думаешь? – на языке жестов спрашивала жена.
- А чего тут думать? – он демонстративно собрал пальцы в кулак.
Жест сомнений не оставлял. И Вика решилась. В ту же секунду кожаный бумажник скрылся в её потёртой сумочке.
На этом месте взволнованная Тося сделала многозначительную паузу. То ли перевести дух хотела, то ли оценить произведённое на меня впечатление. И, видимо, оставшись  довольной, продолжила:
- Ума-то ни на грош! Как вышли на улицу, сразу носом в чужую вещь. Даже от Макдоналдса не отошли.
- Но что же всё-таки в нём было?- мне не терпелось узнать главное.
- А было в нём сто пятьдесят тысяч,- медленно отчеканила уборщица.­­ – Мужичок-то  богатеньким оказался.  Одним словом, «Олигарх».
- Деньги в рублях были?-
- В рублях. А в чем же?
- Ну…Олигархи иногда в  валюте держат.
- Не,- мотает  головой Тося.- Этот  рублёвым  оказался.-
«Рублёвый олигарх. Забавно», – подумала я и решила не разочаровывать Тосю предположением, что олигархи, пусть даже рублёвые,  кофе в «Макдональдсе» обычно не пьют. Уж, очень не терпелось  мне узнать, что же случилось дальше.
- А дальше хоть стой, хоть падай,- голос рассказчицы стал тревожным.- Прихожу домой. Только тётку свою многострадальную успела обиходить, стучат: «Откройте, полиция!» У меня сердце в пятки. Думала, с сыном что. Открываю. Стоят двое. Тычут удостоверения. «Такие-то,  Пашку с Викой называют, здесь проживают?». Я так и охнула: «Что с ними?».  «Да, нормально всё с ними. Где они сейчас могут быть, знаете?» Пришлось  раскрывать семейные тайны: мол, здесь, они только зарегистрированы. С тех пор, как прошлым летом тётку паралич разбил, и я её к себе забрала, живут молодые  в её комнатке в коммуналке. «Садитесь в машину, поедем к ним». Приезжаем. А их и там нет. «Где они, знаете?» – опять спрашивают. «Понятия не имею», – говорю. Хорошо, что у меня ключ от тёткиной комнаты был. Впустила. Сидим, ждём.
- Но причём тут полиция? – удивляюсь я.
- А притом, что олигарх этот  рублёвый, черт его принес на нашу голову, после того, как ребята мои ушли из Макдоналдса, обратно к столику прибежал. А там уже другие сидят: «Какой ещё бумажник?».  Он – к охране. Те давай смотреть видеокамеры, они там везде понатыканы. И, конечно, сразу увидели, кто забрал  вещь. «Олигарх»  не теряя времени – в полицию. А там быстро адрес пробили.
-  И что же могли им предъявить? – недоумеваю я. – Вещь-то забытая была.
- Так-то оно так. Но менты, – Тося по старой привычке служителей закона  назвала ментами, – всё по-своему перевернули. Мол, сидел человек в Макдоналдсе, пил кофе. Отлучился на минуточку. А, чтобы место никто не занял, оставил на столе недопитый стаканчик кофе и бумажник. А они его – хвать»!  И убежали. А это уже грабёж.
- Да, кто же  бумажником полным денег место стережёт?-
- А кого это волнует? – вздохнула Тося. – Главное, преступление по горячим следам раскрыто.-
Дальше, по словам Тоси, уже совсем невероятное началось.
Почти стемнело, когда к пятиэтажке подъехало такси. Из него  неторопливо вышли тосин сынок и невестка с внучиком. Водитель принялся помогать клиентам вытаскивать бесчисленные коробки с пакетами. Чего только не накупили ребята: Вике дублёнку, сапоги и новую сумку,  Пашке – зимнюю куртку, костюм и ботинки, а  малышу  столько всего, что и сосчитать трудно. Продуктами забили  такси так, словно  на Северный полюс собрались.
А дома их поджидал сюрприз. Вика, как увидела людей в форме,  в слёзы ударилась. Пашка замычал, руками замахал, объясняться начал. Полицейские не понимают,  злятся: «Ох, уж, эти немтыри! Сурдопереводчика звать придётся». Вообщем, посадили   ребят в автозак  и повезли  в отделение.
- Мальца, конечно, сунули мне, – продолжает Тося. – Хоть и расстроенная, а стараюсь ребёнка не напугать, игрушками забавляю, а сама укладываю потихоньку, время-то позднее. А он и не собирается засыпать.  «Может, голодный?» – думаю. Кашу  даю – плюётся. Говорила, невестке: «Отлучай  от груди. До армии, что ли сиськой  кормить будешь?»  Головой кивает, дурёха, а делает по-своему. Всю ночь пацан ревака задавал. Не спалось и мне: «Деньги-то как теперь возвращать олигарху? Где брать? Вещи купленные, если, конечно, чеки не повыбрасывали, ещё сдать можно,  а продукты точно назад  не примут».
Как же мне  стало жалко нашу бедную Тосю! Было страшно даже представить себя на её месте. Надо было что-то срочно придумать.
- Может, к жильцам нашим обратиться? – внезапно  пришло мне в голову. – Вас много лет знают. Вот  пусть всем миром и соберут денежки.
- Ой, ли? – недоверчиво смотрит Тося.
И меня тотчас охватывают сомнения: вечно что-нибудь не подумавши  ляпну.
А Тося между тем продолжает:
- Как заснул малыш, стала я подружке школьной звонить. Муж у неё в полиции  работает. Может, не откажет в помощи. Не отказал. Только он уж год как уволился оттуда. Но всё равно сказал, что  утром заедет, и будем вместе ребят из участка вызволять. Я немножко успокоилась и задремала. Проснулась от шума. Думала муж подруги приехал. А это Пашка пришёл. Усталый. Бледнющий. «Где Вика?» – спрашиваю. «Вика там», – пальцами решётку сделал. В общем, в обезьяннике оставили.  Оно и понятно. Вика бумажник брала, она и есть главный подозреваемый. Пашка, как сел на диван, не  раздеваясь, так сразу и заснул. Видать, намучался здорово.  А тут и муж подруги подоспел. Я быстренько собралась и уже почти в дверях стояла, как вдруг слышу: в кармане у Пашки телефон звякает.  Вообще-то телефон  у него всегда только на вибрации стоит, звонок отключён, но если эсэмэски  приходят, то всё равно звякает. Наверное, думаю, жена ему что-то сообщить хочет. Тихонько, стараясь, не разбудить, вытаскиваю телефон  из брючного кармана. Смотрю.  И от кого бы Вы думали пришла эсэмэска?
Голос у Тони  стал  загадочным, а я, почувствовав себя человеком лишённым всякой фантазии, призналась:
- Понятия  не имею.
- От  олигарха! –  объявила Тося.
- От олигарха?!
- Да! От него, голубчика рублёвого.- В голосе  моей рассказчицы неожиданно промелькнула нежность.
После этого,  слово в слово,  процитировала она мне текст СМС:
- Денег отдавать не надо, – писал рублёвый олигарх. – Потратьте  на нужды семьи. С полицией  все улажу.
Такого поворота я, честно говоря, никак не ожидала.
-Так, значит, всё закончилось хорошо? –
- Хорошо-то  хорошо, да нервов-то сколько, -  посетовала в ответ уборщица.
Глазами она уже вновь отыскивала свою швабру и была далека мыслями. Но вдруг, видимо окончательно осознав, что всё плохое действительно  позади, улыбнулась  мне на прощанье светло и добродушно :
-  С наступающим!-

(26.03.2018г.)


Поставьте свою оценку
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 голосов, средний: 3,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...

Просмотров: 203
Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.