СОБАЧЬИ СТРАСТИ

рассказ Н.Осиповой, журнал «Юность» № 4, 2018г.

СОБАЧЬИ СТРАСТИ

В молодости  я часто меняла работы: то в библиотеку устроюсь, то в профтехучилище, то в школу, но, как принято говорить в таких случаях, нигде себя не находила. А однажды  так случилось, что у меня и вовсе никакой работы не оказалось, и, как следствие, денег тоже. Нужно было срочно что-то предпринять.
В те времена, а было это вначале восьмидесятых, страна ещё называлась Советским союзом, а я жила в городе Саратове. Он и сейчас так называется.
И вот иду как-то по проспекту Кирова  и  встречаю однокашника по филфаку. Оказалось, он нехило устроился. Сидит в Приволжском издательстве и связей у него тьма.
- Да, без работы паршивенько, – посочувствовал он, вникнув в проблему.- А в газету не пробовала сунуться?
- Нет, – качаю головой. – Туда разве можно просто так?
- Погоди, – говорит сокурсник. – Дай сообразить. Не помню сейчас точно, как эта газетёнка называется, то ли «Транспортировщик», то ли «Транспортник», да это и не важно. Главное, рулит в ней один мой приятель. Давненько мы с ним не созванивались.
Мобильников в те времена не было, и, чтобы позвонить этому приятелю, мы зашли  в издательство.
-  Баб не берём, – заявил приятель. – У них то бюллетень, то  декрет. К тому же, коллектив  у нас, сам знаешь, мужской: я, мой зам, фотокор и два корреспондента. Оба бездарные. Один, слава Богу, уволился. Ты фотографа нашего Теребкова, помнишь? Ну, того, что в июльском номере  передовиков в зимних шапках разместил. Женился он, представляешь? После этого  мы слегка изменили его фамилию. Был «Теребков»,  стал «Тер- Ебков!». А при даме разве такое скажешь?-
Но то ли не хотелось редактору газетки отказывать приятелю из издательства, то ли планеты в тот день так встали, а только после долгих препирательств согласился он всё же меня испытать. Мол, пусть придёт, получит задание, напишет материал, а там видно будет…
- Теперь всё от тебя зависит, – напутствовал меня однокашник.- Понравится статья – примут, не понравится – тут уж, как говориться: ничего не попишешь…
И я помчалась. Редакция газеты «Автотранспортник» ютилась в небольшой пристройке к гаражам таксопарка. Пройдя сквозь строй машин с поднятыми  капотами, в которых неспешно ковырялись мужики в промасленных спецовках, очутилась я наконец в комнатке с пятью письменными столами и шкафом, набитым папками. За самым большим столом  сидел грузный лысоватый мужчина предпенсионного возраста. Перед ним возвышались  большой чёрный телефон и стопка рукописей. Это и был главный редактор. Кроме него в редакции никого не было.
- Быстро Вы,- осуждающе произнес он, не отрываясь от бумаг.
Мы познакомились. Сергей Борисович, так звали главреда, провёл для меня коротенький  ликбез.
- Обратите внимание, – он развернул свежий номер. – Газету не принято выпускать с пустыми страницами. Поэтому её заполняют разными буковками. Желательно, чтобы  при  этом  угадывался  хоть какой-то смысл. На первой странице: перевыполняем план и следуем линии партии. На второй и третьей: равняемся, соревнуемся, критикуем недостатки. На четвёртой, слава богу, последней: культпоходы, хобби, случаи из жизни, поздравления, некрологи. Вам всё понятно?
- Почти. Только где брать материалы на эти темы?
- Вот из этого справочника,- редактор протянул мне тоненькую книжечку.- Тут все семьдесят шесть автопредприятий Главного Транспортного управления. Езжайте в любое, там всё и найдёте.
-  Неужели в любое?
- Не надо так буквально всё понимать, – поморщился Сергей Борисович.- Сначала адрес прочтите. Тут  есть такие, что в степи,  вдали от цивилизации. Например, – он раскрыл справочник. – СПАТП-13. Саратовское производственное автотранспортное предприятие. Три с половиной ржавых автобуса,  и те не на ходу.Зачем туда ехать?
- Незачем, – торопливо соглашаюсь, боясь показаться дурой. – А сколько времени Вы даёте мне на статью?
- К завтрашнему утру.
- Как! – от изумления я почти теряю дар речи. – Уже завтра?–
- Рабочий день у нас начинается с девяти, – невозмутимо продолжил редактор. – Если в девять меня не будет, оставьте на столе. Созвонимся.
После этих слов он демонстративно углубился в чтение. Разговор был  окончен.
- Всё ясно, – подумала я. – Брать в газету ты меня не хочешь. Поэтому  и  послал: «Иди туда, не знаю куда.Найди то, не знаю что. И главное, не забудь утром принести».
Понимая, что рабочий день вот-вот закончится  и хоть со справочником, хоть без справочника, никуда уже не попасть, в полной прострации вернулась я домой. Надо было срочно найти  какой-то выход. Но, как назло, в голову ничего не лезло.Чтобы хоть как то  успокоиться, включила  телевизор. Уставилась на экран. Шла детская передача. Плюшевый пёсик, смешно потряхивая ушками, что-то рассказывал известной телеведущей. Ах, Пёсик-пёсик… Мне бы твои заботы…
И вдруг какая-то извилина моего мозга, видимо, отвечавшая за чрезвычайные ситуации, внезапно включилась и меня тотчас осенило: «Пёсик! Да это же высшие силы тему подбрасывают!»
Текст будущей статьи, если это можно было так назвать, сложился  удивительно быстро.  Читателям «Автотранспортника» предстояло узнать от меня потрясающую историю: будто бы я по заданию редакции, отправляюсь я в заволжские степи, дабы написать очерк о скромных и трудолюбивых работниках  трудновыговариваемого СПАТП -13.
Чтобы сократить время, беру такси. Едем. Лихой таксист то и дело прибавляет ход. И вдруг на середину дороги выскакивает собака. Каким образом оказалась она в степи, неизвестно. Псина стоит, ласково помахивая хвостом, будто хочет обратить на себя внимание.
- Смотри, собака! – говорю водителю. –
- Вижу, – отвечает шофёр, но скорости не сбавляет.
Наш автомобиль ещё  довольно далеко, пса вполне  можно  объехать. Но расстояние стремительно сокращается. Пёс, будто поджидая нас, с дороги не сходит.
- Тормози!!! – кричу, поняв, что вот-вот столкнёмся.
И происходит  страшное: глухой стук о бампер, жуткий визг, и, описав дугу в воздухе, сбитое животное падает на обочину.
- Я думал, отбежит, – спокойно объясняет водила и как ни в чём не бывало продолжает путь.
- Останови машину! – требую я.
- Зачем?
- Останови, говорю!
Затормозил. Подбегаю к обочине. Пёс ещё жив, он дышит, но весь в крови.
Задним ходом шоферюга подкатывает автомобиль ближе. Приоткрывает дверцу:
- Поехали. Он всё равно сдохнет.-
- Разворачивайся, – говорю я.-
- Зачем?-
- Обратно поедем. К ветеринару. Его спасать нужно.-
- Хочешь мне  салон перепачкать? Ну, уж, нет! Давай, садись и не дури.-
Пытаюсь напоить пса водой из бутылки, что захватила с собой в путь. Он смотрит на меня благодарным, почти человеческим, взглядом и тихо стонет.
- Так мы едем или нет? – нетерпеливо орёт шофёр.
- Нет.
- Ну, и сиди здесь, малахольная.
Он врубает  мотор и укатывает прочь. Попуток, как назло нет. Ночь в степи наступает быстро. Пёс, прожив ещё  пару часов, умирает.
Наконец наступает утро. Не придуманное. Настоящее. К девяти часам, как договорились, несу свои аккуратные каракули в редакцию. Главного редактора, как и я и предполагала, в комнате не оказалось. Вместо него субтильный интеллигент лет сорока вычерчивал макет предстоящего номера. Это был его заместитель Виталий Семёнович.
- Кладите на стол. Сергей Борисович обязательно прочтёт. – Видимо зам был в курсе моего прихода.
Однако, ни в этот, ни на следующий день никто мне не позвонил. Прошёл ещё  день. Тишина.
- Это провал, –  решила я. – Эх, пёсик-пёсик…
Утром третьего дня  неожиданно раздался звонок.
- Газета вышла, –  сообщил Сергей Борисович. – Приходите после обеда. Часам к трём.
- Неужели напечатали? – радостно залепетала я в ответ, но редактор уже положил трубку.
Ровно в три, готовая ко всему, явилась я в «Автотранспортник». На этот раз в комнате были все. Каждый на своём месте. Сергей Борисович, не прерывая  телефонного разговора, молча кивнул, указывая на свободный стол у окна. В непосредственной близости от начальника Виталий Семёнович всё так же занимался макетом.
Первым представился фотограф. Совсем ещё юный парень в спортивном костюме и стрижкой  ёжиком. Он подошёл,  держа в руках  годовую подшивку «Автотранспортника»:
- Стас Теребков. Фотограф. Всё, что здесь увидите, – мои работы.
И годовая подшивка шлёпнулась передо мной на стол.
- Очень приятно, – улыбнулась я, а про себя хихикнула: «Так вот ты какой: Тер–Ебков».-
Ещё один молодой человек, чей стол скромно стоял в углу, привстал при моём появлении:
- Павел Крашенинников. Корреспондент. Можно просто Паша. Между прочим, мы с Вами давно знакомы.  Вы  пятый курс заканчивали, а я на первом учился. Не помните меня? Вы ещё номерок в гардеробе потеряли, а я вам искать помогал.-
- Нашли? – поинтересовалась я.
- А как же! Вы меня потом так благодарили…
Хоть убей, никакого Пашу с первого курса я вспомнить не могла, но всё равно радостно воскликнула:
- Надо же! Как тесен мир!
Наше милое общение прервал зам:
- Тут нам из СПТП -13 всё утро названивали. – В его голосе  угадывалась плохо скрываемая ирония. – Просили уточнить где,  в каком именно месте от их хозяйства случилось это ужасное происшествие. Очень за Вас волновались. Спрашивали, не нужно ли транспорт  выслать.
- Какой ещё транспорт? – выпаливаю сходу. – У них же там три с половиной ржавых автобуса и те не на ходу!–
Зам ошарашен:
- А Вы откуда  зна…
Его тут же перебивает редактор:
- Не надо так буквально всё понимать! Для Вас один найдут.
«Не возьмёт на работу, – думаю я. – Скажет: «Трепло!»
А в это время большой черный телефон на столе Сергея Борисовича опять трезвонит, заставляя хозяина снять трубку.
- Да, это главный редактор. Есть такой  материал. Что? Нет. К сожалению, точных данных о водителе, сбившем собаку, не имеем. Надеемся. Ведём журналистское расследование. Обязательно… Конечно… обязательно. До свидания.
- Чёрт бы побрал этот телефон! – бранится редактор. – Из чего он интересно, сделан? Трубка весит, как  хорошая гантель.
- Наверняка ещё со сталинских времён остался, – предполагает зам. – Тогда всё тяжёлым выпускали.-
- Ну, и как вам мои фото? –  Стас наблюдает, как я листаю подшивку.-
- Великолепные!-
- Да, уж… – не отрываясь от дела,  произносит Виталий Семёнович.
- Вот этот снимок с пионерами в автобусе я недавно в «Огонёк» послал, – продолжает фотограф. – На конкурс «Моя Родина – СССР». Думаете, возьмёт премию?
- Запросто!
- Да, уж… – опять повторяет зам.
- Виталий! Ты бы это, – Сергей Борисович хмурится. – На счёт лимита на бумагу сходил. Знаешь, к кому. Попробовал бы выбить.
- С удовольствием, Серёжа! Работать всё равно невозможно. От этих звонков уже голова чугунная. – Зам сворачивает макет и быстренько исчезает.
- Здесь никто ничего не понимает в фотографии, – понизив голос, не унимается Теребков.
Слава богу, кроме меня, его никто не слышит. Паша у себя в углу что-то пишет, а Сергей Борисович опять на телефоне:
- Захоронила ли собаку? Это мы выясним. А зачем Вам такие подробности? Знаете, лучше напишите нам. Да. Прямо в газету. Всё, что Вас волнует. Под Вашей фамилией и напечатаем. Договорились? Спасибо!
«Не возьмёт, – снова подумала я. – Скажет: «Какая же с ней морока!»
И тут вдруг раздался такой  звонок, после  которого  голос редактора заметно изменился, став предельно мягким и ласковым.
- Из Управления? Да. Это редактор. Главный, – произнёс он с готовностью. – Кто хочет говорить? Главный? Внимательно слушаю. Как не со мной? А с кем же? Ах, да!  Автор здесь. Сейчас передам ей трубку.
Сергей Борисович знаком подозвал меня к себе. И я взяла её: тяжёлую, как гантель.
- С Вами сейчас будет говорить начальник Главного транспортного управления Виктор Андреевич Стёпушкин, – проворковала  секретарша  на том конце провода. – Соединяю.
И не успев опомниться, я уже слышала бархатный баритон.
- Здравствуйте, – сказал голос.
- Здравствуйте, Виктор Андреевич, – ответила я.
- Только что прочёл в нашей газете Вашу заметку. Впечатляет, знаете. У меня, ведь, у самого тоже собака есть.
- А какой породы?
- Терьер. Но у меня к Вам немного другой вопрос. – Виктор Андреевич на секунду смолк, видимо, формулируя мысль. – Ответьте мне, пожалуйста. Только честно…
Слово «честно» повергло меня в шок.
- Что? – чуть слышно пролепетала я.
- Вы запомнили номер машины этого мерзавца?-
Мне вдруг ужасно захотелось сказать ему правду: «Да, не было никакой машины! Не было никакой собаки! Всё это я просто взяла и придумала!»
Возможно, эти мысли как-то отразились на моем лице, а, возможно, редактор, стоя  рядом, интуитивно их почувствовал. В  ту же секунду он прямо перед моим носом замотал своим пухленьким указательным пальцем и беззвучно, одними губами, прошептал:
- Не-взду-май-те!
Испуганно глядя на него, я сбивчиво понесла:
- Так быстро все произошло… пока  с собакой… он сразу уехал… а номер глянуть… даже и не сообразила…
- Жаль, – большой начальник был разочарован.
- Знаете, была в таком состоянии.
- Понимаю. И всё-таки очень жаль, – снова повторил он и, пожелав всего наилучшего, повесил трубку.
- Поговорили? – раздался в телефоне голос секретарши. – Разъединяю.
Пока  все приходили в себя, в  редакции какое-то время стояла  тишина.   Первым её нарушил фотограф.
- Ни фига себе! – воскликнул он. – Ни разу  не припомню, чтобы сюда когда-нибудь Стёпушкин звонил. Как же это вы номер-то не запомнили?  Тут что-то не так. Может, все-таки скажете?
- Что именно? – не поняла я.
- Может, светиться не хотите? Но мы-то люди свои. Никому не растрепимся.
Всем стало ужасно неловко, а Сергей Борисович с улыбкой процитировал:

Когда мы были молодыми,
И чушь прекрасную несли…

Видимо, он хотел этим что-то сказать…

Фонтаны были голубыми,
И розы красные цвели,-

подхватил со своего угла Паша.
- Класс! – восхитился Стас.  – Стоило в редакции женщине появиться, как они уже стихами заговорили.
Все рассмеялись. А редактор неожиданно обратился ко мне:
- Ладно, чего тянуть. С сегодняшнего дня Вы сотрудник нашей газеты. Поздравляю Вас!
- Ура! – от избытка чувств я бросилась ему на шею.
- Ну, началось, – смутился Сергей Борисович.
В дверях показался зам. Он держал в руках три розовых гвоздички.
- От всего коллектива! – сказал он, вручая их мне.
Потом, ради такого случая, все быстренько скинулись и отправили Тер- Ебкова в ближайший гастроном. Так началась моя газетная жизнь.

(22.03.2018г.)


Поставьте свою оценку
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...

Просмотров: 32
You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Ваш комментарий

:wink: :-| :-x :twisted: :) 8-O :( :roll: :-P :oops: :-o :mrgreen: :lol: :idea: :-D :evil: :cry: 8) :arrow: :-? :?: :!: